Ошо беседует о трех страхах – Последний Завет, том 2, Глава 16
Вопрос от Свами Ананд Вереша из Гуманиверситета Ошо, Нидерланды:

Когда я работаю с людьми с помощью глубокой терапии, у них постоянно всплывают три страха – страх сойти с ума, страх отпускать и испытывать
сексуальный оргазм и страх смерти. Эти три страха снова и снова всплывают в моей работе. Ты можешь прокомментировать это?

Ответ Ошо: (1. СТРАХ СОЙТИ С УМА)
Это действительно очень важный экзистенциональный вопрос. В подобных страхах люди жили тысячелетиями.
Эти страхи не являются личностными, они являются коллективными. Они исходят из коллективного бессознательного.
Страх сойти с ума живет в каждом из нас по одной простой причине – потому что нашей разумности не дозволено развиваться.
Разумность опасна для правящих кругов.
Поэтому тысячелетиями истреблялись любые зачатки разумности.
В Японии вывели определенный сорт дерева, которое считается произведением искусства,
но фактически это убийство, - деревьям по четыре-пять сотен лет, и они всего шесть дюймов высотой.
Целые поколения садовников ухаживают за ними. Техника заключается в том, что деревья сажаются в кадку, у которой нет дна,
а корни дерева постоянно срезают. Им не позволяют врастать в землю. А когда вы не позволяете корням дерева расти вглубь,
оно начинает просто стареть, оно не растет ввысь. У этого дерева странный вид. Оно выглядит таким древним, но оно лишь стареет и стареет,
и никогда не растет вверх. Оно никогда не цветет и не дает плодов.
И точно в такой же ситуации находится человек. Его корни обрублены. Человек живет практически без корней. Ему пришлось обрубить корни,
чтобы он стал зависимым от общества, от культуры, от религии, от государства, от всех. Он вынужден зависеть. У него самого нет корней.
В тот момент, когда он осознает, что не имеет корней, он сходит с ума, лишается рассудка. Он теряет любую поддержку, падает в темную яму…
потому что его знание заимствовано, не является его собственным знанием. Уважение заимствовано. Он сам не уважает собственную сущность.
Вся его личность заимствована из определенного источника – университета, церкви, государства. У него самого ничего нет.
Представьте себе человека, который живет в огромном дворце в роскоши, которую только можно вообразить.
И однажды вы даете ему знать, что дворец ему не принадлежит, и роскошь не является его собственностью, все это принадлежит кому-то другому,
кто вот-вот придет и вышвырнет его вон. Человек сойдет с ума.
В глубокой терапии вы столкнетесь с таким моментом, когда человек вынужден встретиться с этим и позволить случиться.
Сойти с ума. Позвольте в терапии случиться ситуации, когда человек может сойти с ума. Как только он войдет в безумие, он отбросит страх.
Теперь он будет знать, что такое безумие. Страх всегда связан с неизвестностью. Позвольте ему сойти с ума, и скоро он успокоится,
потому что для страха не будет реального основания. Этот страх спроецирован обществом.
Родители говорят нам, что если мы не последуем за ними, ослушаемся, то нас осудят. Еврейский бог говорит в Талмуде:
Я очень ревнивый бог, очень злой бог. Помните, что я не хороший, я не ваш дядя». И все религии поступали подобным образом.
Поэтому, как только вы сойдете с тропы, по которой следует толпа, вас тут же объявят сумасшедшим. Таким образом, все цепляются за толпу,
оставаясь частью религии, церкви, партии, нации, расы. Человек боится остаться один, именно это с ним происходит, когда вы помогаете ему
достичь его глубин. Толпа и все эти связи исчезают. Он остается один, и нет тех, от кого он всегда зависел.
У него нет собственной разумности – в этом вся проблема. Если он не начинает взращивать ее самостоятельно, он всегда будет оставаться в страхе
сойти с ума. И не только это – общество может сделать его сумасшедшим в любой момент. Если общество хочет сделать его сумасшедшим,
если это в его интересах, оно сделает его сумасшедшим.
В Советском Союзе это происходит практически каждый день. Я беру в пример Советский Союз, потому что они подходят к этому более научно,
методично. Подобное происходит везде, но методы примитивны. Например, в Индии, если человек ведет себя неподобающим образом, он
становится изгоем. Он ни от кого в своем городе не сможет получить поддержки. Люди с ним даже не заговорят. Его собственная семья закроет
дверь перед его носом. Человек обречен сойти с ума, вы доводите его до безумия.
Но в Советском Союзе они делают это более методично. Они сделали это с людьми, которые получали нобелевские премии, у кого есть разумность,
но она всегда находится под контролем государства. И любое непослушание... они получали нобелевские премии, а российское правительство не
хотело этого, потому что это веяния капиталистического мира; для российского правительства это сродни взятке. Именно так они покупают людей,
тех, которые обладают всеми секретами науки, не хотят, чтобы те стали знаменитыми, не хотят, чтобы те получали нобелевские премии.
Но если человек настаивает, его помещают в больницу.
Он настаивает: «Я совершенно здоров, почему меня поместили в больницу?» А ему говорят: «Потому что врачи чувствуют, что ты скоро заболеешь.
Появились ранние симптомы, которых ты пока не ощущаешь». И они колют ему уколы, а он ничего не знает, и через пятнадцать дней он безумен.
С помощью химических препаратов они сделали его сумасшедшим. И когда он окончательно безумен, его в суде представляют в качестве
умалишенного и требуют уволить с работы, отправить в психиатрическую лечебницу. А потом никто не знает, что происходит с такими людьми.
Это научный подход. Но в каждом обществе происходит подобное, и страх закрался в самые дальние закоулки подсознания.
Терапевтическая работа состоит в том, чтобы освободить человека от страха. Если он свободен от страха, он свободен от общества,
свободен от культуры, свободе от религии, свободен от бога, рая, ада и всей остальной чепухи. Вся чепуха имеет значение из-за страха.
Для того чтобы сделать чепуху значительной, был создан страх.
Это самое безобразное преступление, которое можно придумать. Подобное преступление совершается над каждым ребенком каждую секунду,
и те люди, которые его совершают, не имеют плохих намерений. Они думают, что делают что-то во благо ребенка. Они обусловлены своими
родителями. И передают те же самые обусловленности своим детям.
Но фактически все человечество находится на грани безумия. В глубокой терапии страх захватывает внезапно, потому что человек теряет все,
что имеет, поддержку. Толпа исчезает, отдаляясь все дальше и дальше, его оставляют одного. И внезапно появляются темнота и страх.
Его никогда не обучали оставаться наедине с собой, это функция медитации. Ни одна терапия не является завершенной без медитации,
потому что только медитация может вернуть ему утерянные корни, силу быть индивидуальностью. Нечего бояться. Но обусловленность состоит в том,
что вы вынуждены бояться каждую секунду, на каждом шагу.
Все человечество живет в паранойе. Человечество могло бы жить в раю, а живет в аду. Поэтому помогите человеку понять, что бояться нечего.
Это созданный страх. Все дети рождаются без страха. Они без страха могут играть со змеями, у них нет идеи страха, смерти всего остального.
Медитация помогает возвратить человека в детство. Он возрождается.
Помогите человеку понять, почему есть страх. Объясните, что это ложный феномен, навязанный ему. «В этой ситуации нет необходимости
беспокоиться о том, что можно сойти с ума. Не бойтесь. В первый раз в жизни наслаждайтесь тем, что попали в ситуацию, когда можете сойти с ума
и не быть осужденным, не потерять любовь и уважение». Группа тоже должна уважать человека, любить человека – ему это необходимо,
и тогда он успокоится. И он выйдет из страха с большей свободой, стойкостью, силой, интегрированностью.

(2. СТРАХ СЕКСУАЛЬНОГО ОРГАЗМА)
Второй страх – страх сексуального оргазма. Его тоже создали религии. Все религии существуют, поскольку они настроили человека против его
собственных энергий. В сексуальности заключена вся энергия человека, его жизненная энергия. Религиозные проповедники и мессии, посланники
бога, все они выполняют одну и ту же работу разными словами, на разных языках, но работа та же… сделать человека врагом самому себе.
Основная стратегия состоит в следующем – поскольку сексуальная энергия является самой мощной, секс должен быть осужден, необходимо создать
чувство вины. Тогда у индивидуума появляется проблема. Его природа чувственна, сексуальна, а ум наполнен мусором, который против секса.
Индивидуум становится разделенным. Он не может отбросить ум, поскольку, отбросив ум, он отбрасывает общество, религию, проповедников,
Иисуса Христа и Бога, всё. Он не может сделать этого, если только не станет индивидуумом и не будет в состоянии оставаться наедине
с собой безо всякого страха.
Итак, человек боится секса только в своем уме, но биология не имеет ничего общего с умом. Биология не получила никакой информации от ума.
Нет коммуникации. У биологии собственный механизм функционирования, поэтому биология будет вести его к сексу,
а ум будет постоянно осуждать его.
Он занимается любовью, но делает это в спешке. Спешка имеет психологическую природу. Спешка означает, что он делает что-то неправильное.
Он делает что-то против Бога, против религии. Он чувствует вину, но не может не делать этого, поэтому компромисс в том, чтобы делать это,
но быстро. Так он избегает оргазма.
Здесь появляются подтексты в подтекстах. Человек, который не испытывал оргазма, чувствует себя незавершенным, расстроенным, злым,
потому что никогда не был в состоянии, которое природа свободно предоставляет и где он мог бы быть тотально расслабленным и стать единым
с существованием, по крайней мере, на несколько секунд.
Находясь в спешке, он не умеет достичь оргазма. Секс стал эквивалентом эякуляции, но это неправильно с точки зрения природы.
Эякуляция является всего лишь частью, её можно достичь без оргазма. Биологии достаточно того, что вы воспроизводите детей, а это можно сделать
при достижении эякуляции, оргазм для этого не нужен.
Оргазм - великий дар природы. Мужчина обделен этим, и поскольку он спешит, женщина тоже обделена. Женщине необходимо подготовиться.
Все ее тело эрогенно, и, если все ее тело не будет пульсировать радостью, она не сможет испытать оргазм,
потому что для этого недостаточно времени.
Миллионы лет женщины абсолютно отрицали свое право, данное от рождения. Поэтому они стали такими стервозными, ворчливыми, всегда
готовыми бороться. Нет возможности беседовать с женщиной. Вы живете с женщиной годами, но не можете вспомнить ни одного момента,
когда вы бы оба сидели и беседовали о важных жизненных вещах. Нет! Всё, что вы помните, это борьба, швыряние вещами, безобразное поведение,
но женщина не ответственна за это. Она лишена всех возможностей достичь блаженства. И поэтому она становится негативной.
Это стало шансом для священников. Все церкви и храмы наполнены женщинами, потому что они потерпели большее поражение, чем мужчины.
Поскольку оргазм у мужчин локальный, не все его тело эрогенно, поэтому не все тело страдает при отсутствии оргазмического опыта, но тело
женщины страдает.
Это хороший бизнес для религий. Если люди не будут страдать психологически, они не будут ходить в церкви, не будут слушать всякие дурацкие
богословские теории. И поскольку они страдают, они хотят какого-нибудь утешения, хотят иметь надежду, по крайней мере, после смерти.  Они
знают, что в жизни надежды нет, она умерла, и это дает шанс религиям показать, как мужчинам, так и женщинам, что секс абсолютно бесполезен,
в нем нет смысла, что вы просто растрачиваете свою энергию. И их аргументы кажутся правильными, потому что вы никогда ничего не испытывали.
Не допуская оргазмического опыта, религии сделали из мужчин и женщин рабов. Сегодня подобное рабство существует в интересах правящих
кругов. Современной версией священника является психоаналитик. Теперь он эксплуатирует ту же идею. И я поражен тем, что современные
священники, особенно христианские, изучают психологию в теологических колледжах. Психология и психоанализ стали необходимой частью
образования. Какое отношение имеет психология к библии? Какое отношение имеет психоанализ к Иисусу Христу? Их обучают психологии и
психоанализу, поскольку ясно, что прежние священники исчезают, теряют власть над людьми. Священник должен идти в ногу со временем, чтобы
он мог функционировать не только как религиозный священник, но и как психоаналитик, психолог. Конечно же, психолог не может соперничать с
ним. У священника есть кое-что еще -религия.
Но всё это произошло по одной причине – по причине осуждения секса. Поэтому если в ваших группах есть люди, которые боятся оргазма, помогите
им понять, что оргазм сделает их более здравыми, разумными, менее злыми, менее жестокими, более любящими. Оргазм позволит вернуть вам
корни, которые были утеряны. Не переживайте. К страху перед оргазмом будет примешиваться страх сойти с ума. Если во время оргазма кто-то
сходит с ума, помогите ему сойти с ума, только тогда он сможет пережить его в тотальности, и оргазм расслабит каждую фибру ума, сердца и тела.
В медитации чрезвычайно важно, чтобы человек имел опыт оргазма. Тогда вы сможете помочь ему понять, что такое медитация. Это оргазмический
опыт со всей вселенной. Если оргазм может быть таким красивым и полезным, таким оздоравливающим для одного человеческого существа,
медитация соединяет воедино все, что вокруг него, начиная от травинки и заканчивая самой большой звездой на
расстоянии миллионов световых лет.
Когда он испытает это… Вопрос всегда в первом опыте. Когда он узнает, что безумие не является безумием, а всего лишь неким взрывом радости,
оно утихает и оставляет его, оставляет более здоровым, цельным, разумным, и тогда страх оргазма исчезнет.
И на этом он покончит с религией, психоанализом и всей чепухой, за которую он так много платит.

(3. СТРАХ СМЕРТИ)
И третий страх, ты говоришь, - страх смерти. Сначала появляется страх оставаться наедине с собой. Большая часть страха смерти разрушится с
первым опытом быть наедине с собой без страха. Оставшийся страх смерти немедленно разрушится с опытом оргазма,
потому что в оргазме человек исчезает. Эго больше нет. Есть переживание, но переживающего больше нет.
Эти первые два шага помогут сделать третий шаг очень легко. И с каждым шагом вам необходимо углублять медитативность человека.
Любая терапия без медитации не может по-настоящему помочь. Она будет поверхностной, будет только слегка затрагивать тот или иной аспект,
и человек вскоре станет прежним. Настоящая трансформация никогда не происходила без медитации, и когда дело касается медитации, это просто
красивые ситуации. Поэтому сначала научите его оставаться наедине с собой. Потом вселите в него смелость и попросите отбросить все мысли и
просто сойти с ума в оргазме. Не важно, что именно будет происходить. Мы здесь для того, чтобы позаботиться о тебе. Сделав эти два шага, третий
будет сделать легко. Это самый легкий шаг. Человеку это кажется самым большим страхом. Но это не так. Вы не знаете, что такое смерть, как ее
можно бояться? Вы всегда видели, как умирают другие люди. Вы не видели умирающим себя. Кто знает, может быть, вы являетесь исключением,
потому что нет доказательств, что вы умрете. Те, кто умерли, доказали, что смертны.
Когда я был в университете и изучал логику у профессора, в каждой книге по логике, в каждом университете по всему миру изучали один и тот же
силлогизм Аристотеля. «Всякий человек смертен, Сократ – человек – Сократ смертен». И когда мне в первый раз рассказали силлогизм, я встал и
сказал: «Подождите, я могу стать исключением. До сих пор я был исключением, почему не быть исключением завтра? Я принимаю истинность
силлогизма касательно Сократа, потому что он мертв, но как насчет меня? А насчет вас? Как насчет всех тех людей, которые живут сейчас?
Они еще не умерли».
Переживание смерти – люди умирают в недовольстве, нищете, страданиях, во всевозможных болях, от старости – и это порождает страх смерти.
Поскольку никто не познал смерти просветленного человека, насколько красиво он умирает, насколько радостной может быть смерть. Момент его
смерти сопровождается восхитительным свечением, тишиной, будто каждая клеточка его существа светится от радости. Все те, кто окажется рядом
с ним, все те, кому посчастливится быть рядом с ним, будут удивлены, насколько великолепнее может быть смерть, чем вся наша жизнь.
Но подобная смерть случается только с теми людьми, которые прожили жизнь тотально, без страха, те, кто прожили жизнь оргазмический,
не беспокоясь, что говорят всякие идиоты. Они не знают об этом, но продолжают об этом говорить.
Страх смерти – самый простой из трех. Вам необходимо разрешить первые два, и потом вы расскажете людям, что смерть еще не конец жизни.
Если вы медитируете глубоко и достигаете самого сокровенного центра, вы неожиданно обнаруживаете течение бесконечной жизни.
Тело – их было множество. Ваша сущность воплощалась в многочисленным формах, но вы остаетесь тем же самым. Это не должно быть просто
убеждением, это должно стать опытом.
Итак, помните одну вещь – ваши терапевтические группы не должны быть обычными группами, где пытаются скрыть недостатки и позволяют
человеку почувствовать, что он чему-то научился, что-то испытал, а через неделю-другую человек снова становится прежним.  
Нет ни одного человека на земле, который был бы подвергнут тотальному психоанализу. Существуют тысячи психоаналитиков, которые занимаются
психоанализом, и нет ни единого случая, когда он был бы завершен, по одной простой причине, что это не имеет отношения к медитации.
А без медитации вы можете продолжать рисовать на поверхности, но внутренняя реальность остается прежней.
Мои терапевты должны представлять медитацию как самый центр терапии и все остальное должно вращаться вокруг неё. И тогда мы сделаем
терапию чем-то ценным. Тогда это не только потребность тех, кто болен или тех, кто ментально разбалансирован или тех, кто чувствует страхи,
ревность, жестокость. Это негативная часть терапии.
Наши терапии должны возвращать человеку его индивидуальность. Мы возвращаем ему его детство и невинность. Таким образом, мы возвращаем
ему интегрированность, кристаллизацию, и тогда он никогда не будет бояться смерти. И как только страх смерти исчезнет, все остальные страхи
станут незначительными, последуют за ним, они просто исчезнут.
Мы должны научить людей жить тотально и всецело, вопреки учениям всех религий. Они учат отречению, я учу радости.